Diablo 3, Diablo 2 - все о серии игр Diablo на Diablo Area!
RSS лента новостей Наш Twitter Мы в Facebook Мы В Контакте Наш YouTube канал Стримы
Diablo меню
Реклама
Полезное
Мы В Контакте!
Архив
Показать\скрыть весь

Ноябрь 2017: Новости | Статьи
Октябрь 2017: Новости | Статьи
Сентябрь 2017: Новости | Статьи
Август 2017: Новости | Статьи
Июль 2017: Новости | Статьи
Июнь 2017: Новости | Статьи


BlizzCon-2009. Почему разработчик кровавой Diablo III разрешает играть своей дочке


Анахейм, Калифорния – action/RPG Diablo известна своими чрезмерно кровавыми сценами насилия, и Blizzard не отступает от этих правил и в грядущей Diablo III.
Но, утверждает Джей Уилсон, в этом нет ничего плохого для некоторых детей, включая его 9-летнюю дочь.
В популярной серии RPG, 18.5 миллионов копий которой разошлись по всему миру, игроки пробивают свой путь через тёмные подземелья и зверские битвы, чтобы убить Лорда Ужаса и его разнообразных адских отродий. Грядущая третья часть будет включать все характерные элементы Diablo: изометрический вид сверху вниз, геймплей по принципу «указал и щёлкнул» и случайно генерируемые предметы и карты, в дополнение ко всем кровавостям.
На съезде BlizzCon, который прошёл на прошлых выходных в Анахейме, команда разработчиков Diablo III дала фэнам возможность мельком взглянуть на некоторые вселяющие ужас нововведения: на новый класс персонажей, Монаха, мастера боевых искусств, чьи молниеносные способности способствуют неистовым, расплёскивающим во все стороны кровь убийствам, и новых врагов вроде Падшего Лунатика [Fallen Lunatic] – демона, который прокалывает свою грудную клетку, чтобы взорваться и нанести игроку урон.
Я встретил жену и дочь Уилсона, которые играли в эту игру в помещении конференции.
«Я знаю, что моя дочь в курсе, что я не вижу в этом никаких проблем для неё» - сказал Уилсон. «Я не разрешаю ей смотреть на игры, где есть огнестрельное оружие, на шутеры от первого лица, где есть насилие. На мой взгляд, это немного чересчур лично. Вот где я провёл разделяющую линию. Я считаю, что это на самом деле личный выбор каждого».
Полную серию вопросов и ответов с Джеем Уилсоном, посвящённую безмерной крови, включая информацию о родительском контроле и возможном невыходе игры в Китае, вы найдёте ниже.



Jay Wilson: «Я слышал, что вы встретили мою жену и дочь!»

Wired.com: «Да, встретил. Я искал сюжет, который мог бы заинтересовать людей, когда увидел женщину и её маленькую дочку, играющую в Diablo III. Я попросил маму дать интервью, и тогда выяснилось, что она – ваша жена. Что вы думаете по поводу позволения вашей дочери играть в игру с M-рейтингом типа Diablo?»

Wilson: «Ну, я думаю, что всякий родитель должен делать выбор, какой материал годится для его ребёнка в каком возрасте. Будь она определённого возраста, я не позволил бы играть ей в игру вроде Diablo из-за насилия. И, честное слово, я выдержал время, пока позволил ей играть. Хотя это непросто, когда я работаю над этим, ведь она хочет знать, что я делаю; я не хочу лишать её этого. Я знаю, что моя дочь в курсе, что я не вижу в этом никаких проблем для неё. Как уже было сказано, я не разрешаю ей смотреть на игры, где есть огнестрельное оружие, на шутеры от первого лица, где есть насилие. На мой взгляд, это немного чересчур лично. Вот где я провёл разделяющую линию. Я считаю, что это на самом деле личный выбор каждого. Что касается официальной линии моей компании, то, опять, мы намерены включить в игру родительский контроль, чтобы родители могли делать свой собственный выбор по поводу того, что подходит их детям».

Wired.com: «Есть ли у вашей дочери наклонности к вещам типа Diablo?»

Wilson: (смеётся) «Нет, нет, нет. Она – девочка радуги и единорогов, во всём. Ей нравится World of Wacraft, но она не играет в него так много. Ей нравится Spore, играет в Spore, как сумасшедшая. Ничего взрослого. Diablo – единственная взрослая игра, в которую я ей когда-либо позволял играть. Опять же, только лишь потому, что это моя игра. Если бы это была ещё чья-то игра, я бы, вероятно, не позволил бы ей смотреть на неё. Я бы решил тогда, что игра для неё слишком взрослая. Но ей вправду нравятся игры, в которых можно управлять персонажами с изометрического ракурса. Так что я думаю, что это, возможно, главное удовольствие для неё в игре, ей нравится сверху вниз смотреть на мир и видеть, как там двигается её персонаж».

Wired.com: «Если ваша дочка – девочка радуги и единорогов, тогда, возможно, люди обвинят её в том, что она изменяет своему художественному стилю».

Wilson: «Возможно, но им не следует этого делать». (смеётся).

Wired.com: «На конференции мы увидели Падшего Лунатика, который взрывается после того, как несколько раз прорежет свою грудную клетку. Что-нибудь в Diablo может когда-нибудь оказаться слишком кровавым?»

Wilson: «Да. У нас есть пара спорных вещей, но обычно всё не так уж сильно связано с кровью… Это может быть жестокость, которая подразумевает вещи, неудобные для нас как для западного общества. Нельзя использовать обнажёнку в любом виде, особенно совместно с насилием. Использование таких вещей не есть хорошо. Нужно быть очень осторожным с вещами вроде пыток. Это сложно. Но, честно говоря, при разработке игры мы обычно не думаем об этом. Мы делаем то, что нам нужно делать, а потом ждём, когда кто-нибудь скажет: “Вот это уже слишком”. Иногда мы поправляем себя, но обычно не из-за крови в виде огромного её количества. Это ситуации типа: “Ты хочешь отрубить голову вот этому парню? Давай, валяй. Хочешь разрубить этого парня на части? Действуй”.
Самым крупным примером того, как мы себя поправили, является… у нас есть эта классная система, когда мы можем ударить перца так сильно, что его скелет разлетается. Это было что-то и смотрелось действительно круто. И мы добавили несколько навыков, которые делали это; каждый раз, когда вы бьёте кого-то, их скелеты разлетаются. Но в итоге пришлось признать, что стало скучно. Это был немного перебор. Исчезла вся прелесть. Мы почувствовали тогда, что непомерное использование этого привело к тому, что это перестало быть чем-то особенным, и нам это не понравилось. Мы поняли: “Нет, если мы хотим, чтобы чей-то скелет разлетался, то это должно быть чем-то незаурядным”. Я хочу получать удовольствие от созерцания этого, и я хочу, чтобы это было особенным событием. И, пожалуй, основным способом сбавить обороты было вернуться назад и сказать, что нечего заходить так далеко, что ничего крутого в насилии нет».

Wired.com: «Думаю, некоторые люди не согласились бы с этим, обсуждая кровь в Fallout 3. Кто-то заметил бы, что расчленение никогда не выходит из моды».

Wilson: «Думаю, в нашем случае оно действительно вышло из моды. Я бы не стал говорить о том, что сделали другие разработчики – я люблю Fallout 3, я нашёл эту игру великой – но это выбор каждого разработчика. И да, я не сомневаюсь, что некоторые люди говорят: “Не, это никогда не выходит из моды. Всегда люблю это во все времена”. Но мы почувствовали (для Diablo III), что это старо. Это не означает, что мы убрали это. Это означает, что мы хотели подчеркнуть это, и сделали это, поработав над частотой появления этого на экране».

Wired.com: «Считаете ли вы, что Diablo III, со всеми её кровавостями, может в настоящее время привлечь более широкую аудиторию?»

Wilson: «Если мы привлекаем более широкую аудиторию, я думаю, это не должно быть связано с тем, что мы избегаем взрослой тематики. Diablo – это наша М-рейтинговая серия, и для нас важно, чтобы она такой и оставалась. Это наша цель, и мы хотим её достичь. Поэтому мы не станем гоняться за аудиторией, жертвуя этим. Далее, думаю ли я, что мы можем привлечь больше людей? Diablo II привлекла много людей, и я могу только надеяться, что мы можем привлечь больше. Но я считаю, что сделать это можно, более популярно представляя людям игру. Лучшие системы обучения, лучше налаженное управление, лучший игровой дизайн – вот способы, помогающие, на мой взгляд, привлечь более широкую аудиторию. Что же до содержания… я думаю, что игры вроде Grand Theft Auto уже доказали, что куча контента не является запретительной для аудитории таких размеров».

Wired.com: «Вы упомянули родительский контроль. Что ваши ребята планируют для этого?»

Wilson: «Мы намерены дать людям возможность уменьшать уровень крови. Если говорить о том, сделаем ли мы это, – да, вероятно, мы что-нибудь предпримем. Но мы ещё на самом деле не приступили к разработке чего-то конкретного, так что трудно сказать».

Wired.com: «Считаете ли вы, что возможно совсем убрать кровь? Или просто изменить её цвет?»

Wilson: «Да, мы хотим, чтобы можно было совсем убрать кровь, изменить её цвет и проделывать другие вещи наподобие, потому что красная кровь не допускается в некоторых зонах, зонах, где мы бы очень хотели продавать игру. Поэтому мы определённо сделаем всё, поработаем над каждым битом крови, чтобы в будущем было бы возможно легко её изменить или убрать вовсе. Что касается опций, которые мы обеспечим, то мы определённо придём к какой-нибудь версии. Мы не определились, но если нельзя будет снизить уровень крови, то по крайней можно будет сделать её не красной. Похоже, это будет настоящая загвоздка для большого числа людей, потому что нередко мы используем кровь как ответную реакцию. И если мы уберём её, это действительно повредит геймплею. Но мы можем изменить способ этой ответной реакции, чтобы у людей не было с этим проблем.

Wired.com: «Считаете ли вы, что они будут против родительского контроля, как это наблюдалось в ситуации с новым художественным стилем?»

Wilson: «Я уверен, что найдутся те, кто будет против. Но я не думаю, что им следует волноваться, идея заключается в том, чтобы дать родителям возможность снизить уровень крови. Мы не перегибаем планку, не принуждаем ни к чему каждого. Мы даём опциональную возможность, а не устанавливаем это по умолчанию. Будут ли люди жаловаться? Уверен, что будут. Но, в конце концов, таков мир, в котором мы живём».

Wired.com: «Очевидно, вам придётся исправлять содержимое для регионов типа Германии и Австралии, но что на счёт Китая? Это более тяжёлый случай?»

Wilson: «Определённо для Германии и Австралии нам придётся изменить кровь, если только мы хотим продавать игру там. И это нормально. В этих регионах есть определённые стандарты, и у нас на самом деле нет проблем с обеспечением того, что им нужно и чего они хотят. Но с Китаем нам будет сложнее. Из-за большого числа ограничений, которые у них действительно… Мы можем не суметь прийти в соответствие с ними. Это может оказаться невозможным. Благодаря нашим связям с NetEase мы получили недавно новую информацию о том, что действительно хочет Китай, а это длинный список. И нам действительно непросто его удовлетворить. Мы попробуем. Нет никаких причин, по которым мы бы не хотели прийти сюда, но может случиться так, что придётся переделать столько вещей в игре, что она больше не будет жизнеспособной».

Wired.com: «Так возможно, что игра не выйдет в Китае вследствие местных ограничений на насилие в играх?»

Wilson: «В Китае у нас может возникнуть много проблем, да, но мы всё равно стремимся выпускаться там. Очевидно, что мы ещё не определились, какие регионы мы охватим. Нашей целью определённо является охватить и этот регион, и мы будем бороться за то, чтобы проникнуть в Китай».


Перевод - D@mmy
Источник - www.wired.com


Мой Мир@Mail.ru LiveInternet
Живой журнал В одноклассники
Дата публикации: 2009-08-28 15:46:22
Просмотров: 4491


[ Назад ]
Diablo III
Diablo 3

Жанр: ARPG
Разработчик:
Blizzard Entertainment
Дата выхода:
25 марта 2014 г.
Издатель:
Activision Blizzard
- в России: 1С-СофтКлаб
- дата выхода:
  15 апреля 2014 г.
Локализация: полная

Купить Diablo 3: Reaper of Souls
прямо сейчас!


Diablo 3

Жанр: ARPG
Разработчик:
Blizzard Entertainment
Дата выхода:
15 мая 2012 г.
Издатель:
Activision Blizzard
- в России: 1С-СофтКлаб
- дата выхода:
  7 июня 2012 г.
Локализация: полная

Купить Diablo 3
прямо сейчас!

Интересное
Наши проекты
Система OrphusBlizzard Entertainment Последние новости Diablo 3 - База знаний, Вики, Обои и арты 
Yandex

Все права защищены, www.Diabloarea.net 2008- ©
Дизайн сайта by Ksandr Warfire ©
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения администрации.
Сайт разработан дизайн-студией FaDaR | О сайте | Наши проекты | XML-карта сайта